Меню сайта

Категории каталога
Статьи о фильме из печатных изданий [22]
Справочная информация о фильме [9]
Статьи о мультфильме "Кин-дза-дза" [9]
Психологический разбор фильма [0]
Творчество по мотивам фильма [3]

Мини-чат

Наш опрос
Где вы впервые посмотрели фильм "Кин-дза-дза"?
Всего ответов: 208

Главная » Статьи » Статьи о фильме из печатных изданий

Не горюй! (+)

Не горюй!

Юнна Чупринина
(с) Itogi.ru


"В старости все художники становятся занудами. Да, конечно, чем больше я узнаю человечество, тем больше становлюсь пессимистом. Но это ничего не значит. Я все равно хочу, чтобы люди смеялись", - признался "Итогам" в канун юбилея режиссер Георгий Данелия
 

(Фото: Александр Иванишин)

За свои три четверти века Георгий Данелия снял семнадцать кинолент. В шестидесятые он гордо нес знамя советской новой волны. Семидесятые прошли под знаком культового "Мимино". В восьмидесятые - забег в "Осеннем марафоне". А последние двадцать лет Данелия - всероссийская кинематографическая легенда, мэтр и хранитель мосфильмовских традиций. Однако к своему почтенному юбилею "грузин московского разлива" пришел с твердой уверенностью больше не снимать художественное кино. В настоящий момент он дописывает сценарий первого в своей жизни анимационного фильма, своеобразного ремейка его знаменитой ленты "Кин-дза-дза".
- Признайтесь, Георгий Николаевич, что заставило мэтра кинематографии выступить в роли дебютанта?

- Честно говоря, я всегда хотел заниматься анимацией. Как выпускник Московского архитектурного института и неплохой художник. А потом, я же не один снимаю, а с командой сильнейших аниматоров. Сегодня картина уже на мази. Нас запустили в предподготовительный период. Работа идет вовсю: рисуем, пишем, сочиняется новая музыка, новые персонажи...


(Фото: Валерий Матыцин/ИТАР-ТАСС)

- Неужели взамен Машкова и Гедевана Александровича?

- Прораб и студент МГИМО в сегодняшней картине? Как можно! Теперь у нас полетят всемирно известный виолончелист Чижов и его двоюродный племянник, трудный подросток Толик.

- Всемирно известный виолончелист у нас, кажется, персонифицирован, ну да ладно. А почему все-таки вы взялись за уже "засвеченный" сюжет?

- Дело в том, что в свое время "Кин-дза-дза" вызвал огромный интерес, и прежде всего у молодых. Сегодня им уже за 40, но они остаются приверженцами этого фильма и вообще считают его самой большой моей удачей. А еще эту картину с удовольствием смотрели дети. Помню, как показывал ее своей семье. Мой зять, юрист, после просмотра отреагировал: "Что-то я не понял..." А внук трех с половиной лет спросил: "Ну чего ты, пап, не понял? Это же рассказ про нас, про экологию..."

Данелия любит повторять, что снимает не комедии, а лирические трогательные истории. Такие, как "Я шагаю по Москве" (на фото) или "Мимино". За это он и любим зрителями, и имеет много наград как российских, так и международных кинофестивалей

- Веселый рассказ. Но не оптимистичный.

- К сожалению, человечество себя изживает, причем без всякой помощи извне. И почти за двадцать лет, что прошли с премьеры "Кин-дза-дза", те мои сверстники и коллеги, которые не приняли картину, переменили свое мнение. Теперь они говорят: как ты все предвидел? А это значит, что многие из негативных прогнозов уже сбылись.

Так или иначе, картина до сих пор жива, более того, существуют какие-то общества ее поклонников, даже в Японии, в Интернете завели специальный сайт... Но нынешняя молодежь фильм уже не полюбит. Сегодня необходим другой ритм, более совершенное музыкальное и шумовое оформление, новейшие спецэффекты. А повторять фильм в игровой форме для меня невозможно: не могу представить, кто, кроме Леонова или Яковлева, смог бы в нем участвовать. Вообще в нашей анимации их роли будут исполнять не люди - инопланетяне.

- И инопланетянки? Впрочем, вы редко выводите в главные роли женщин. Особенности грузинской ментальности?

- Да как раз напротив, вопреки. Грузинские режиссеры очень любят снимать в кино женщин, да и грузинские драматурги не обделяют их ролями. А я... Знаете, когда я снимал "Настю" - а там ведь как раз героиня, превосходно сыгранная Полиной Кутеповой, - было очень трудно. Потому что любое кино я снимаю немножко про себя. И мужской характер пропускаю через себя. А в женщинах совершенно ничего не смыслю. Что они думают, почему совершают те или иные поступки - об этом известно только им самим да Господу Богу. Ну а когда-то еще и драматургу Александру Моисеевичу Володину.

- А еще ваших героев никогда не интересовал хлеб насущный. Разве что "каце". Может, поэтому "Кин-дза-дза" продолжает собирать форумы в Интернете и при нашем "капитализме"?

- Что вы такое говорите? Разве не помните, за что посадили в тюрьму героя "Не горюй!"? За долги.

- Надеюсь, вас самого новая анимация в долги не втянет?

- Тут, конечно, вопрос существует. Мне исполняется 75 лет. Кто его знает: кино снимается долго, может, я копыта откину. Вот уже и деньги можно потерять (смеется). Отвечаю. Я ни разу не помер во время съемок. Я всегда живу до самого конца работы над фильмом и собираюсь этого принципа придерживаться.

- Дай вам бог здоровья. И когда премьера?

- Думаю, приурочим к следующему юбилею. Я вообще в последнее время работаю пятилетками. К собственному 60-летию выпустил "Паспорт", через пять лет состоялись премьеры "Насти" и "Орла и решки", к семидесятилетию увидела свет "Фортуна".

- А к нынешнему 75-летию?

- Вторая моя книжка, "Тостуемый пьет до дна", первая называлась "Безбилетный пассажир". Поскольку до этого я писал только сценарии, обе они написаны в виде киноновелл, как будто первая и вторая серии.

- Уже полнометражная картина или заявка на сериал?

- Ну я же пока не умер. Так что не знаю. Но вот знаете что скажу? Пожалуй, столько удовольствия, сколько от книг, я не получал ни от одного своего фильма! Первая книжка вышла уже давно, а мне до сих пор звонят: я вчера прочел твою книгу, какая она замечательная! Не было такого, чтобы мне говорили приятные слова через два года после выхода фильма!

- Думаю, вам и через двадцать два говорят. Благодаря телевизионным показам...

- Это вы, наверное, моих книжек не читали (смеется). Ведь я писал по тому же принципу, по которому и кино снимал: мне всегда хочется, чтобы у моих работ был широкий диапазон. Хотя, несмотря на то что ко мне прикрепился ярлык комедиографа, я считаю, что не снял ни одной комедии, разве что кроме фильма "Тридцать три". Все остальное - лирические и даже грустные истории. Впрочем, раз думают, что я мастер комедии, пусть думают. Это почетное звание, им обладал Чарли Чаплин. Так или иначе, все мои картины кассовые, они нравятся людям неискушенным. И в то же время у меня, пожалуй, рекордное количество международных призов. То есть картины нравятся и критикам.

- Обидно, что в свое время вас не допустили до "Оскара"?

- Да нисколько. Хотя да, было дело, до конкурса не дошла картина "Осенний марафон" - из-за вхождения наших войск в Афганистан. Но у меня и без "Оскара" полно наград, и самых престижных. Только меня это никогда особо не радовало, ведь знаю, как эти награды распределяют, сам в жюри бывал. Сразу начинаются какие-то интриги. Но есть один приз, который особенно дорог, которым горжусь. Его мне дали Тонино Гуэр-ра и Федерико Феллини. Он называется "Амаркорд", и я - единственный его обладатель. Здесь своя история. Когда наш великий режиссер Сергей Параджанов сидел в тюрьме, он делал медали из фольги от крышечек молочных бутылок. Одну такую он подарил Тонино Гуэрре, а тот отлил ее в серебре и принес как сувенир в больницу к Феллини. Феллини, как оказалось, несколько раз смотрел "Не горюй!", вот и сказал Гуэрре, чтобы меня наградили медалью за этот фильм. Между прочим, Параджанову "Не горюй!" как раз не нравился - в отличие от других моих фильмов.

Данелия называют грузином московского разлива (на фото 60-х годов)
(Фото: ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА ГЕОРГИЯ ДАНЕЛИЯ)


На обложке моей новой книжки именно этот "Амаркорд" и запечатлен. А сама она посвящена Тонино Гуэрре, чуть ли не единственному, кто остался для меня непререкаемым авторитетом по сей день.

- А кого, по-вашему, можно считать героем сегодняшнего времени?

- Откуда я знаю? Я никогда не снимал о героях нашего времени. Ну да, в "Осеннем марафоне" есть какой-то герой, бегаетЙ Но что-то там символизировать он начал уже потом, когда картина зажила своей жизнью. Вон Машков из "Кин-дза-дза" ничего символизировать не стал, хотя сыграл Любшин блестяще. Вот и все. Я снимаю не героев времени, а характеры.

- Как вам кажется, может, поэтому ваши давние ленты до сих пор популярны?

- Мне кажется, что неудобно самому отвечать на этот вопрос. Но знаю точно, что я никогда не был злободневен. Мои фильмы никогда не были актуальны.

- Даже "Афоня"?

- Да какая же там актуальность? Посмотрите этот фильм сегодня, и он покажется снятым в нынешней жизни. Да, собрание в ЖЭКе придется вырезать, ну и что? Картина ведь рассказывает о человеке, которого жизнь и характер заставили стать таким, какой есть. А совсем не такая-сякая советская власть.

- При которой, кстати, вы жили довольно неплохо. Никогда не хотелось "переметнуться" в непризнанные гении?

- Зачем? Тот, кто в перестройку щеголял тем, что в советские времена его запрещали, и сегодня кино не снимает. На этот раз потому, что не в силах найти деньги. А я все-таки снял семнадцать картин, и каждую из них - по собственному желанию. Причем если когда-то во всем винили власти, то теперь спонсоров, ведь они могут указывать, каких артистов снимать... А потом, знаете, мне ведь тоже много чего запрещали.

- Например, "Хаджи Мурата". Не хотели напоминать народу, что Кавказ Россия завоевала.

- Было дело. Ну и что? Знаете о чем, единственном, я сегодня сожалею? О том, какой бы я снял фильм - если бы дали денег и разрешили работать - по роману Маркеса "Сто лет одиночества". Я считаю, это могла бы быть просто великая картина. Только, боюсь, не хватило бы умения.

- А ее ведь никто, кажется, не снял.

- Тоже, наверное, боятся. Экранизировать Маркеса - это то же самое, что экранизировать Библию. Последнюю, правда, в наше время пользует кто ни попадя. Скоро уже, по-моему, комиксы начнут выпускать.

- Так это же вроде служит популяризации...

- Реклама Христа? Ха-ха! Ну конечно, имидж. Крест в центре логотипа и так далее.

- Не могу поверить, что вас не пытались ангажировать в какую-нибудь рекламу, скажем политическую.

- Все перестроечные иллюзии развеялись у меня уже много лет назад. Как и любые другие иллюзии.

- Неужели даже на исторической родине ваше имя не привлекает местную элиту?

- Никогда такого не было. Хотя по самоощущению я москвич (родным языком овладел, уже учась в институте), корни мои в Грузии, и там ко мне относятся крайне уважительно. Равно как и в Абхазии. Но я, честно говоря, совсем далек от какой-то политической, партийной жизни. Однажды случился забавный эпизод. Звонят мне из горкома партии. Спрашивают, не возражаю ли я, если меня изберут его членом. Я ответил, что не возражаю. Только уточнил: не помешает ли при этом, что я не член партии?

- Как вам удалось в нее не вступить, возглавляя, мягко говоря, немаленькое кинообъединение на "Мосфильме"?

- Говорил, что не готов. Не могу соответствовать.

- Но если вам сегодня позвонят с предложением вступить куда-нибудь или подписать открытое письмо? Выслушаете?

- Но не подпишу. Хотя раньше случалось. Сегодня я просто не могу понять, кто за кого и что к чему. Поскольку врут все. Ну как я могу подписать письмо в защиту Ходорковского? "Эхо Москвы" говорит одно, из телевизора доносится диаметрально противоположное. А сам я о Ходорковском и не знал ничего, пока его не посадили. Меня ведь совершенно не интересует, кто там занимается нефтью, вот эту фамилию и не слышал. Поэтому что я буду подписывать?

"Мимино"

- А милость к падшим призывать?

- Тогда я лучше прошение об амнистии подпишу. Поголовной. Только завтра на улицу уже не выйду. На самом деле какие-то письма я подписывал. Например, боролся за то, чтобы не был приватизирован "Мосфильм". И как частное лицо, и по кабинетам ходил. Просто для того, чтобы отечественный фильмофонд - наше наследие - не был разворован.

- Из современного кино вам что нравится?

- А я сегодня художественное кино не смотрю. Ни свое, ни западное, ни наше. Просто не хочется. Надоело. Я так много его отсмотрел, столько времени им занимался, что сам все знаю, сразу замечаю ошибки, а больше ничего не вижу. Оттого не верю. Заметьте, что это я говорю не только про чужие фильмы, про свои тоже.

- При нынешнем-то буме отечественного кинематографа?

- О каком буме вы говорите? Да, люди снимают кино. Так его же всегда снимали.

- Даже "Статского советника" не видели?

- Нет.

- И это при том, что вы один из немногих сегодня кинематографистов, от кого нельзя услышать плохого слова в адрес Никиты Михалкова.

- И не услышите. Героя, сыгранного Михалковым в "Я шагаю по Москве", зовут Колька. Так звали и моего сына, который погиб. Я знаю его миллион лет. Вот и все мое отношение.

- А музея кино вам не жалко?

- Я не участвую в распре, которая происходит между моими близкими друзьями. Просто не могу поверить, что Гусман или, скажем, Говорухин - нечестные люди. Также я не могу поверить в нечестность Никиты Михалкова. Просто потому, что основываюсь только на своих воспоминаниях, знаниях и отношении.

- А еще Никиту Сергеевича коллеги обвиняют в авторитарности...

- О какой авторитарности может идти речь? Как может быть авторитарным председатель Союза кинематографистов, если союз этот сегодня никому не нужен? Командовать можно только теми, кто от тебя зависит. А сегодня ни один член союза совершенно не зависит от его председателя. Понимаете, за последние пятнадцать лет я разучился отталкиваться от чужих слов. Я понял, что слова ничего не значат. Уже про всех столько сказано, причем в том числе официально и по телевизору. И без всяких доказательств. Взять хотя бы недавние обвинения министра культуры. Живи он в Америке, он бы уже ходил без штанов. Во всяком случае, не было бы у него ни квартиры, ни машины, бегал бы, занимал по-мелкому. Потому что если на всю страну объявить о взятках, то дальше надо подавать в суд и сажать мздоимца. По уголовному делу.

- Вы сами кинематографические съезды посещаете?

- Нет, конечно. Я пришел как-то, такая ругань была, что мне стало стыдно. Я и ушел.

- Государство выделяет деньги только маститым и уважаемым, а молодым дорога заказана. Согласны с таким мнением?

- Вот этого не надо. Прошло пятнадцать лет с тех пор, как начали кому-то деньги давать, а кому-то отказывать. За это время я взял лишь 30 процентов стоимости единственной картины. То есть государство финансировало всего одну мою короткометражку. Те, кто нас обвиняет, на самом деле получили намного больше.

- Судя по вашим книгам, вы всегда были заядлым оптимистом. Сегодня подтверждаете репутацию?

- Знаете, в старости все художники становятся занудами. Да, конечно, чем больше я узнаю человечество, тем больше становлюсь пессимистом. Но это ничего не значит. Я все равно хочу, чтобы люди смеялись. Чтобы выходили из зала в хорошем настроении.

За свою кинокарьеру ему удалось побывать и бедуином, и жителем планеты Альфа (на фото)
(Фото: ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА ГЕОРГИЯ ДАНЕЛИЯ)

Категория: Статьи о фильме из печатных изданий | Добавил: PJ (02.07.2008)
Просмотров: 574 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Поиск

Друзья сайта





Статистика

Всего в Тентуре 1
Наблюдателей: 1
Чатлан и пацаков: 0


Copyright MyCorp © 2017
Сделать бесплатный сайт с uCoz